О проблеме гендерных ролей в постсоветской Грузии

Июль 27, 2016

В советской Грузии первостепенным призванием женщины считалось – быть хорошей женой, матерью и домохозяйкой. Как меняются социальные гендерные роли грузинских женщин спустя 25 лет после развала СССР?

Ивлита Гогуа

Gender roles

Для советского ребенка главным было получение общего образования, а если девочка выходила замуж, для семьи и общества первостепенным вопросом считалось – быть хорошей женой, матерью и домохозяйкой. Фото взято с открытого ресурса Flickr.com/CreativeCommons

В моем детстве стереотипное мышление, наштампованные взгляды, «повиновение слабого пола» «сильному полу», должностное доминирование мужчин, «мужское слово – закон» и так далее — считалось обычным явлением.

Редко, но вокруг меня были женщины, которые работали на высоких должностях, были профессионалами и их слово имело большой вес. Мне нравилось общаться с такими женщинами, получать от них информацию по разным вопросам, разделять их мнение. Тогда ни я, ни другой советский ребенок не знали значения равенства, и, тем более, не имели представления о гендере. Но в один прекрасный день, в каждом человеке взрывается то, что глубоко в нем заточено. Так получилось и в моем случае.

Мне, как тренеру по гражданскому и миротворческому образованию и члену клуба женщин избирателей фонда «Сухуми», часто приходится проводить различные образовательные тренинги, семинары и встречи.

Хочется отметить, что в последнее время в Кутаиси женщины достаточно часто включены в общественную или социальную жизнь. Что, несмотря на множество существующих проблем, дает основание полагать, что в Грузии можно решить проблему гендерного неравноправия, так как ломка гендерных социальных ролей уже произошла.

Об этом свидетельствуют три кутаисские женщины, представительницы разных возрастов и сфер деятельности.

Мнение о гендерном вопросе и ломке социальных ролей директора Кутаисского гендерного медиацентра Кети Бердзенишвили:

Keti Berdzenishvili

Директор Кутаисского гендерного медиацентра Кети Бердзенишвили. Фото из личного архива

Первое переживание по поводу равных прав женщин и мужчин я испытала, когда стала полноправным избирателем. Это был 1992 год. Лидерами почти всех партий были мужчины. В выборах участвовали 36 политических партий и блоков и 4 тысячи их кандидатов. В первый парламент независимой Грузии вошли 13 женщин и каждая из них была более запоминающейся и оригинальной, чем большинство депутатов мужчин.

В это время я уже занималась журналистской деятельностью и в предвыборный период часто приходилось делать интервью с представителями партий. В основном с кандидатами мужчинами. Тогда я не задавала им вопросы о важности участия женщин в политике, тогда были «важны» другие вопросы.

С тех пор прошло много лет,  но положение, связанное с участием женщин в политических процессах, почти не изменилось. Не изменилось и отношение грузинского общества к правам женщин и гендерному равноправию.

Хотя 2013 год, возможно, можно считать переломным периодом, когда участившиеся факты фемицида, статистика которых и в следующем году была плачевной, стали предметом протеста определенной части общества.

Сеть журналистов за гендерное равноправие и сформированные в ее рамках гендерные медиацентры, которые были созданы в восьми городах Грузии, в том числе и в Кутаиси, оказались одним из первых и сильных инструментов массового информирования, нового видения, обмена мнением с молодежью, организациями, защищающими права женщин, и СМИ. Средством разрушения стереотипов.

Кутаисский гендерный медиацентр, директором которого назначили меня, познакомил с многим интересным процессам меня саму, как женщину, гражданку, журналиста.

Эта работа дала мне важные знания по многим вопросам, например, по таким, как квотирование женщин в парламенте, представительство женщин в политике, органах местного самоуправления и так далее. К этому добавились те тренинги-семинары, которые почти в беспрерывном режиме проходят для директоров гендерного медиацентра и работающих по этой теме людей.

Гендерное мышление является образом моей жизни, и я не хочу чтобы это когда-то изменилось!

Для меня тема гендера стала не только служебной обязанностью, но и правилом жизни. Я воспитываю детей – девочку и мальчика, которые знают, что их права равны во время принятия любого решения, что муж и жена в равной мере должны обеспечивать будущее семьи, детей. Что права и решения женщин также важны, как и мужчин. Что у гендерного вопроса нет дискриминационной функции, наоборот, он может принести много добра нашему растущему обществу.

И если бы не гендерный медиацентр, я бы не встретила десятки людей, которые сегодня уже знают, что означают равные права женщин и мужчин, что женщины гораздо больше могут сделать в политических процессах, чем прежде. Что, чем больше женщин будет в законодательной или исполнительной власти, тем больше пользы для населения.

Студентка Тамара Клдиашвили о гендере в Грузии:

student

Студентка Тамара Клдиашвили. Фото из личного архива

Несмотря на то, что Грузия более 20 лет является независимой страной и у нас есть Конституция, которая говорит, что «все люди от рождения свободны и равны перед законом независимо от расы, цвета кожи, языка, пола, религии, политических и иных взглядов, национальностей, этнической и социальной принадлежности, происхождения, имущественного и сословного положения, места жительства», в стране вопрос о гендерном равноправии не теряет своей актуальности.

Гендер означает «социо-пол», то есть социальный пол, что подразумевает различие между женщиной и мужчиной, которое вызвано не биологической, а социальной данностью (специфические социальные функции в обществе, культурные стереотипы и так далее). А гендерное равноправие означает равные возможности, участие и появление обеих полов в во всех сферах общественной и личной жизни на равном уровне.

Но в Грузии бывают случаи, к тому же достаточно часто, когда нарушается гендерное равноправие. Что является причиной этого? Считаю, виной этому является то, что большая часть общества еще далеко не осознала и не осмыслила, что все люди равны и нельзя посягать на права других.

В нашем обществе встречается множество фактов семейного насилия. Чаще всего — насилия над женщинами (не имею в виду только физическое), что, по моему мнению, ограничивает личное развитие «пострадавшей» и возможность включения в общественную жизнь.

Эти факты не дают основания говорить, что женщина и мужчина в Грузии в равной мере включены во все аспекты общественной или частной жизни.

Журналистка Тата Качкачишвили о гендерных проблемах:

tata

Журналистка Тата Качкачишвили. Фото из личного архива

Считаю, что в нашем современном обществе даже понятие гендера не воспринято и не понято правильно. Гендерное равноправие означает не только равенство между полами, но равенство всех людей, в том числе вынужденных переселенцев, лиц с ограниченными возможностями, многодетных родителей, социально незащищенных лиц и всех других граждан.

На данном этапе развития нашего общества важным является не только рассмотрение гендерного равноправия лишь в плане предоставления женщинам и мужчинам равных прав. Также важно, чтобы для людей обеих полов были равные политические, социальные, рабочие и другие возможности.

Что касается введения гендерной квоты в парламенте, очевидно, что на данном этапе это представляет собой необходимость, так как последние два десятка лет, согласно статистическим данным, включенность женщин в политические процессы Грузии не растет. В органах местной власти на ответственных должностях также очень маленькое число женщин. В Кутаиси среди руководителей десяти служб мэрии нет ни одной женщины. Также женщины не представлены на должностях заместителей мэра и советников.

Считаю, что женщины на ответственных должностях изменят отношение общества к данному вопросу. Да и городской бюджет станет чувствительным с гендерной точки зрения и в нем больше будут учтены нужды людей.

Comments are closed.

Copyright © 2015 ANALYTICS.WOMEN-PEACE.NET