Травма ранних браков в Грузии

Май 10, 2016

Каждый год девушки в селах Грузии становятся женами и матерями еще до совершеннолетия. Выиграет ли страна борьбу с ранними браками?

Изначально эта статья была опубликована на сайте OpenDemocracy.net.

Women and a child in Zugdidi

Женщина с дочкой в городе Зугдиди, Самегрело, Западная Грузия. Фото: Регина Егорова-Аскерова

Тамуна из села Хихани в Марнеульском районе Грузии замуж вышла 3 года назад. Сейчас ей 18 лет. У нее двухлетний ребенок. В декабре прошлого года муж Тамуны сильно ее избил и выгнал из дома. Она не знает, что будет дальше и как ей жить. Замуж выходить она не хотела, ее похитили.

Сколько таких девочек, как Тамуна, ежегодно в Грузии становятся женами и матерями еще до совершеннолетия, понять сложно. Официальной статистики нет. Многие ранние браки, когда невестам нет и 16 лет, заключаются в церкви или мечети, и чаще всего вовсе не регистрируются официально.

В стране каждый день четыре несовершеннолетние девушки становятся матерями

Грузинские правозащитники подтверждают: проблема ранних браков в стране очень актуальна, реальные ее масштабы неизвестны, а существующее законодательство не в силе помочь, пока жители страны не осознали проблему. По данным организации “Женское движение Грузии”, в стране каждый день четыре несовершеннолетние девушки становятся матерями. Это общая статистика, в которой учтены данные только регистрируемых браков. Что касается нерегистрируемых браков, то никакой статистики по ним не существует.

Департамент гендерного равенства при Аппарате народного защитника Грузии периодически запрашивает информацию, касающуюся ранних браков, от разных министерств. На основе этих цифр составляется оценка числа ранних браков. Так, например, по данным Министерства Образования Грузии в 2015 году 224 школьницы в возрасте 14-16 лет и 351 в возрасте 17-18 лет приостановили учебу в средней школе по причине замужества.

По данным Министерства юстиции Грузии, в 2015 официально было зарегистрировано 611 браков с участием несовершеннолетних. Из них лишь в 17 случаях несовершеннолетними были мальчики, в 578 случаях — девочки. 16 случаев из общего числа составил брак между двумя несовершеннолетними.

По данным Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), Грузия среди стран Восточной Европы по количеству браков до 18 лет занимает второе место. На первом месте находится Молдова с 19%, Грузия – 17% и Турция – 14%.

Руководитель неправительственной организации “Таназиари” Хатуна Бечвая из региона Самегрело-Верхняя Сванетия подтверждает: количество браков среди подростков в ее регионе в последние годы увеличилось. Статистику детей, рожденных женщинами от 15 до 18 лет, можно считать косвенным индикатором числа ранних браков: “Пока у нас нет механизма для определения факта ранних браков. Исключение тут – наблюдение в роддомах. Факт раннего брака фиксируется уже при рождении ребенка, когда молодая мать приходит рожать”.

“Больные” места страны
В докладе ЮНФПА за 2014 год утверждается, что ранние браки на Кавказе распространены в районах с низким уровнем доступа к информации и большим процентом малообразованных жителей. В Грузии это часто происходит в высокогорных районах и там, где компактно проживают этнические меньшинства.

“Это правда, что большинство случаев раннего замужества происходит в Кахетии, Аджарии и Квемо Картли. Это отдаленные, слабо развитые регионы Грузии, часто населенные этническими и религиозными меньшинствами. Но проблема ранних браков не кроется только лишь в названии региона – это проблема всеобщего гендерного неравенства”, — утверждает эксперт по вопросам гендерных проблем Нона Самхарадзе.

С января 2016 года в Грузии начали действовать поправки, запрещающие браки с участием несовершеннолетних без разрешения судебных органов

По ее словам, неравенства много и в других частях Грузии: “Главной целью семьи часто до сих пор является ‘хорошо выдать замуж’ свою дочь. Я слышала о такой практике в Гори, Самегрело, Гурии и других регионах страны. Но, к сожалению, в этих регионах редко проводятся исследования данной проблемы и данных почти нет”, — заключает Самхарадзе.

По статистике медицинского центра при организации “Таназиари” только в прошлом году в нем было зарегистрировано 38 беременных девочек-подростков. Этот показатель гораздо выше, чем раньше.

Old lady

Пенсионерка в горном селе в Кахети, восточная Грузия. Фото: Регина Егорова-Аскерова

“Таких медицинских центров только в региональном центре, городе Зугдиди, с десяток. И везде цифры увеличиваются. Хотя официальной статистики у нас и нету, мы, люди работающие в этой сфере, наблюдаем явный рост ранних браков”, — говорит Бечвая.

Причинами раннего брака в регионе правозащитник называет отсутствие у молодежи информации, социально-экономические проблемы, безработицу, устоявшиеся обычаи и склад социальной жизни кавказских стран. Важную роль играет и незнание законов.

Когда 3 года назад в регионе Квемо Картли будущий муж похитил 15-тилетнюю Тамуну, ее родители, экологические мигранты из Аджарии, не знали, как могут помочь дочери и просто смирились с фактом ее принудительного замужества. После очередных побоев от мужа в декабре прошлого года Тамуна вернулась в родительский дом. Денег у семьи мало. Она не работает, родители тоже еле сводят концы с концами. Никаких алиментов от бывшего мужа Тамуна не требует, так как официально ее брак нигде не был регистрирован.

Счастливых женщин, ставших женами и матерями до своего совершеннолетия, в Грузии очень мало

Еще одной “больной” ранними браками местностью Грузии считается Панкисское ущелье в Кахетии. В ущелье в основном проживают кистинцы — так называют чеченцев из Грузии, потомков переселенцев XVI—XIX века, здесь есть и грузинские и осетинские населенные пункты. В 1990-х годах здесь же обосновались беженцы из Чечни, покинувшие ее во время первой и второй чеченских войн. Большинство населения ущелья – мусульмане.

Ранний брак среди населения Панкисского ущелья на протяжении веков считался обычным делом, но в конце марта совет старейшин Панкисского ущелья принял решение больше не оформлять браки несовершеннолетних в мечетях традиционного ислама. Глава совета старейшин Хасо Хангошвили пояснил грузинским СМИ, что старейшины ущелья обсуждали этот вопрос долгое время и так как законодательство Грузии уже запрещает бракосочетание несовершеннолетних, они тоже решили принять эту практику.

Но это решение относится лишь к мечетям традиционного ислама, в которых оформление браков несовершеннолетних и так было редкостью. В основном, ранние браки в Панкисском ущелье заключают, либо следуя обычаям обычного семейного права, либо в ваххабитских мечетях.

Буксующий закон
В последние несколько лет борьба с ранними браками привела к изменению законодательства: возрастной ценз для вступления в брак повысился до 18 лет, внесен ряд поправок в уголовный кодекс страны, приняты поправки, защищающие несовершеннолетних.

С января 2016 года в законодательстве Грузии начали действовать поправки, запрещающие браки с участием несовершеннолетних без разрешения от судебных органов. Получить согласие суда на брак можно только с 17 лет, тогда как до внесения изменений в закон минимальный возраст для женитьбы составлял 16 лет. Для выдачи разрешения на ранний брак должны быть веские причины, такие как беременность или рождение ребенка.

Большинство ранних браков в Грузии носят насильственный характер. Мнение самых девушек о женихе никого не интересует

Вероятно, новые законы повлияли на ситуацию, но не переломили ее в корне, ведь такие браки, как правило, заключаются не загсах.

Большинство из зафиксированных в Грузии ранних браков ноясят насильственный характер: заключается соглашение между родителями или же проводится ритуал похищения девочек. Их мнение о женихе никого не интересует.

С апреля 2015 года, согласно поправкам в Уголовный кодекс Грузии, принуждение к замужеству уголовно наказуемо (за него грозит от двух до четырех лет тюрьмы). После принятия этих поправок по всей стране начали переодически наказывать мужчин за брак с несовершеннолетними. Зачастую факт бракосочетания имел место в прошлом, но о нем узнавали в роддомах при вторых, а то и третьих родах молодой жены (уже совершеннолетней).

И все же часто родственники, соседи, учителя и даже полицейские считают, что ранний брак – это «семейное дело», и не хотят вмешиваться. Грузинские СМИ после ужесточения законов рассказывали истории наказанных семей, выписанные им штрафы, указывая на недочеты в законе, который действует и задним числом. Ранние браки не вызывают широкого осуждения в грузинском обществе.

young men

Молодые азербайджанцы на улицах Марнеули, южная Грузия. Фото: Регина Егорова-Аскерова

Это подтверждает исследование, недавно проведенное Аппаратом Народного защитника Грузии. Оно показало, что общество не только не осознает проблему, но и не владеет информацией, что необходимо регистрировать браки, что система алиментов и раздела имущества после расторжения неофициальных браков — не работает. И закон, карающий за брак с несовершеннолетними не эффективен, так как он работает задним числом и то, лишь при регистрации брака либо рождении детей.

Более того, в стратегиях и законе прописаны превентивные меры, но механизм доступа к ним неэффективен: не хватает информации и доступа к контрацептивам, не ведется работа с семьями, в школах не обращается нужное внимание, а правоохранительные органы не обучены работать с этим вопросам. К тому же, система обращения к социальным работникам слишком сложная и их в регионах не хватает физически.

“Мы считаем, что всегда важно к законодательным изменениям добавлять и информационные кампании, направленные на повышение информированности общественности. К тому же, необходимы и другие меры, поддерживающие осуществление закона на практике”, — утверждает руководитель Департамента гендерного равноправия при Аппарате Народного защитника Грузии Екатерина Схиладзе.

Регистрация брака имеет особое влияние на имущественные права женщин, и в Аппарате омбудсмена Грузии считают, что грузинское законодательство должно быть пересмотрено и улучшено в этом направлении.

“Можно сказать, что общественность не готова к реализации такого изменения, но мы должны не забывать о масштабах и серьезности проблемы ранних браков. Законодательные изменения должны иметь в виду и общественное мнение, но мы хотели бы подчеркнуть принципы Конвенции о правах ребенка и Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и девочек, которые относятся к защите интересов детей. Принципы этих международных конвенций должны стоять выше всех привычных обычаев и традиционных практик, устоявшихся в народе”, — уверена Схиладзе.

(Не)законный брак
В традиционном обществе важно, чтобы невеста была девственницей. Это ещё один фактор ранних браков. У молодых пар нет другой возможности легализовать свои интимные отношения.

Саломе из города Зугдиди вышла замуж в 16 лет. Ей захотелось близости с первым парнем в своей жизни, и родственники настояли на том, чтобы “узаконить” их отношения. Так принято в западной Грузии, регионе Самегрело-Верхняя Сванетия, где жила Саломе.

Мать Саломе была против того, что бы дочь выходила замуж в 16 лет, но старшие родственники и разговор со священником из местной церкви убедили девушку убежать с любимым молодым человеком на ночь и таким образом выйти за него замуж.

К сожалению, многие люди в регионах и сейчас не знают, что в Грузии был принят закон, запрещающий брак с несовершеннолетними

Вернувшись на следующий день домой Саломе представила родным своего мужа, 17-летнего Эно. Все близкие приняли этот союз и начали считать молодую пару полноценной семьей, хотя ни в церкви, ни в загсе влюбленная пара своих отношений не регистрировала. Традиционно на Кавказе для того, чтобы “узаконить” брак, хватает большого застолья и признания союза семьями и близкими молодых.

Сегодня Саломе 26 лет, она успешная и интересная молодая женщина, работающая на одном из ведущих телеканалов Грузии. Ее дочери недавно исполнилось 9. История Саломе – очень редкий пример удачно сложившейся жизни после вступления в брак в раннем возрасте. Ее и мужа поддержали родители, которые на несколько лет взяли на себя заботу о внучке, обеспечивали и дали возможность получить образование.

Многие подруги Саломе, с которыми она одновременно была беременна, сейчас не так счастливы: у одних уже несколько детей, они так и не закончили школу, не получили профессий. Другие ежедневно испытывают на себе домашнее насилие, а третье – давно вернулись в родительский дом и растят своих детей сами, так как с мужьями не сложилось. Счастливых женщин, ставших женами и матерями до своего совершеннолетия, в Грузии очень мало.

Просвет в сознании
Представители неправительственных организаций, не первый год работающие с этой проблемой, говорят о необходимости создания стратегии по сокращению числа ранних браков и о конкретных превентивных механизмах.

Этнический азербайджанец Шамистан из грузинского города Марнеули в регионе Квемо Картли женился в 19 лет на своей 17-летней возлюбленной Айшан. То, что она выйдет за него замуж, девушка знала еще в 15 лет, когда с познакомилась с Шамистаном и понравилась ему. Айшан лишь хотела закончить школу. Шамистан говорит, что ничего плохого в том, что он женился на несовершеннолетней, нет, так как этот брак создавался по любви и согласию. О законе, запрещающем вступать в брак до 18 лет, Шамистан просто не знал.

Ранний брак был и до сих пор остается обычным частым явлением. И люди не видят в этом ничего плохого

К сожалению, многие люди в регионах и сейчас не знают, что в Грузии был принят закон, запрещающий брак с несовершеннолетними. Ранний брак был и до сих пор остается обычным частым явлением. И люди не видят в этом ничего плохого. Если бы им было известно, что такой брак карается законом и грозит штрафом или сроком, многие не рисковали бы.

Такое мнение относится и к незнанию последствий для здоровья девочки, как физического, так и психологического. Кавказские мужчины абсолютно отдалены от понятия «репродуктивное здоровье» и очень удивляются смертности и высокому уровню заболеваний у их молодых жен.

Жена-ребенок автоматически попадает в группу социального риска. Она не успевает получить даже среднего образования, не говоря о профессиональном – следовательно, сразу же попадает в зависимость от мужа и его родственников. Мать-подросток имеет опасность умереть во время родов – такой риск в пять раз выше, чем женщины после 20 лет. Она больше подвержена осложнениям в виде инфекций, кровотечений, бесплодия.

И хотя школьные учителя обязаны сообщать о случаях ранних браков в агентство социального обеспечения и МВД, они узнают о браке в связи с тем, что ребенок перестает ходить в школу.

Хатуна Бечвая уверена, что для решения проблемы ранних браков необходимо развивать регионы и поднимать сознательность людей: “Мы считаем, что существует большая потребность в проведении информационных встреч и семинаров, привлечения средств массовой информации, в социальной рекламе. В нашей стране существует закон, что означает механизм наказания человека, который женится на подростке. Но осведомленность населения, особенно в регионе, очень низка. Поэтому, необходима определенная информационная кампания с определенными государственными органами”.

“Кроме того, информации о репродуктивном здоровье и контрацепции явно недостаточно”, — добавляет представитель Народного защитника Грузии Схиладзе.

Но давайте вернемся к истории Тамуны. Может быть, если бы ее родителям было известно о законе, карающем за принуждение к замужеству, они смогли бы ей помочь еще тогда, по факту похищения. Тем более им не было известно о социальных работниках, помогающим в таких случаях, о кризисных центрах для женщин, страдающих от насилия в семье и государственной правовой и социальной поддержке таким женщинам. Как говорит сама Тамуна, ее “родители — обычные люди, живущие так, как у нас принято”, а она была слишком молода и наивна, что бы думать о своих правах, законе и свидетельстве о браке.

Именно оно решило бы сейчас многие проблемы Тамуны, начиная от присуждения алиментов и заканчивая разделом общего имущества, если таковое имелось. Теперь же, молодой матери приходится надеяться только лишь на себя и своих родителей.

Автор материала Регина Егорова-Аскерова

Comments are closed.

Copyright © 2015 ANALYTICS.WOMEN-PEACE.NET