Грузинские женщины будут лучше защищены от насилия

Июнь 23, 2015

Министерство юстиции синхронизирует законодательство в соответствии с положениями Стамбульской конвенции, инициирован целый ряд поправок.

министр юстиции Тея Цулукиани и ее первый заместитель Александре Барамидзе

Министр юстиции Тея Цулукиани и ее первый заместитель Александре Барамидзе. Автор фото Галина Петриашвили

Необходимость изменений вызвана, с одной стороны, реальным ростом насилия, с другой – обязательствами страны, стремящейся стать частью европейского сообщества. Основой для законодательных изменений стала так называемая Стамбульская конвенция. Ее полное название — «Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием». Ее текст на русском — по ссылке. 

Презентацию изменений и дополнений, которые предлагается ввести в ныне существующие законы Грузии, провели министр юстиции Тея Цулукиани и ее первый заместитель Александре Барамидзе. На встрече присутствовали эксперты из государственного и неправительственного секторов.

Правозащитники оценивают Конвенцию как революционный и очень своевременный документ. Насилие, направленное против женщин, остается актуальной глобальной проблемой. Не существует стран, свободных от нее. Основной причиной неслучайных смертей, травм и инвалидности женщин остается насилие со стороны близкого партнера. Гендерное насилие возрастает, причин тому много, но общим контекстом является неравенство между мужчинами и женщинами. Стамбульская конвенция стимулирует решение этого вопроса. Она была ратифицирована Грузией год назад, в числе ряда стран; как международный рамочный документ вступила в силу 1 августа прошлого года.

Первый замминистра юстиции Александре Барамидзе рассказал о поправках в целый ряд ныне существующих законов. Наибольшее число изменений должно войти в закон «О предотвращении насилия в семье и защите жертв домашнего насилия». Много поправок предлагается в Уголовный и Процессуальный кодексы, в Кодекс о тюремном заключении, в закон «О полиции», «О юридической помощи». Поскольку национальное законодательство является целостной системой, вносимые поправки неизбежно влекут за собой изменения и в ряде «неочевидных», непрофильных актов – таких как Трудовой кодекс, законы «О местном самоуправлении», «О государственной службе», «Об оружии», законы «О правах пациентов» и «О врачебной деятельности» и даже закон «Об иностранцах и лицах без гражданства».

Какого рода поправки предлагаются? Меняется ряд дефиниций: насильника, жертвы. Расширяется понятие самого насилия: сюда входит не только физическое, но и – экономическое, психологическое. Понятие «семейного насилия» рассматривает более широкие отношения, чем это было раньше: в ряде формулировок используется определения не «муж», а «партнер», в том числе бывший. Особое внимание уделяется защите детей.

В законодательное регулирование вносятся вопросы, прежде почти или полностью отсутствующие. Например – конфиденциальность. Пострадавшие от насилия могут защитить свое право на тайну личной жизни. Как это будет работать в условиях нынешней практики СМИ, сложный вопрос. Вероятно, число законов, нуждающихся в поправках, может возрасти. Стамбульская Конвенция требует от государств создания системы двойной оценки, предполагающей привлечение к ответственности не только виновных в насильственных действиях, но и лиц, не обеспечивших защиту жертв и предотвращение насилия.

Гармонизация законодательства с духом и буквой Конвенции – это большая и амбициозная задача. Безусловно, она требует специальных знаний, ибо подобные документы базируются на предыдущих завоеваниях женского движения – таких, как Конвенция о предотвращении всех форм дискриминации в отношении женщин и ряде других. Но этого мало – нужна еще и гендерная чувствительность, знание ситуации изнутри, правильно настроенное восприятие. Юристов такого класса не так уж много. Однако они есть.

Женское движение начинало выстраивать диалог с ними еще в 90-е годы, сразу после Всемирной Пекинской конференции (1995). Этот процесс активизировался в 2000-е. Именно тогда возникли первые профильные неправительственные организации и объединения. Помимо чисто практических действий, они предлагали системные изменения, вырабатывали рекомендации, поднимали медиа, строили коалиции с госструктурами и чиновниками, обучали полицию и медиков.

В свое время «Закон о домашнем насилии» стал результатом такого сотрудничества. В выработке нынешних юридических дополнений на основе Стамбульской Конвенции также очень большую роль сыграли женские НПО и независимые эксперты. Министр Тея Цулукиани поблагодарила их, отметила их решающий вклад. В свою очередь Тамар Сабедашвили, представитель офиса ООН Женщины в Грузии, высоко оценила сотрудничество с министерством юстиции.

Поправки будут обсуждаться до конца июня, после чего их передадут на рассмотрение в парламент. Далее – от государства и общества потребуется еще много усилий, чтобы исправить ситуацию – не только законодательно, но и практически.

Неутешительные цифры:

По данным Глобального обзора Всемирной организацией здравоохранения за 2013 год:

— от 15% до 76% женщин в течение жизни подвергаются физическому и/или сексуальному насилию,

— до 50% преступлений сексуального характера совершаются в отношении девочек в возрасте до 16 лет,

— сексуальное насилие в отношении женщин особенно распространено в условиях военных действий и конфликтов,

— около 130 миллионов девочек и женщин во всем мире подверглись калечащим операциям на гениталиях и/или обрезанию,

— в мире насчитывается свыше 60 миллионов малолетних невест, выданных замуж в возрасте до 18 лет,

— в 102 государствах мира по-прежнему отсутствуют специальные правовые положения, направленные против домашнего насилия

Автор материала Галина Петриашвили

Comments are closed.

Copyright © 2015 ANALYTICS.WOMEN-PEACE.NET